Тагильская хроника

Тагильская хроника

«Урал – какое странное и торжественное слово»

Булат Окуджава  - сын коммунистов  - видного партийного деятеля Шалвы Окуджавы и Ашхен Налбандян, отдавшей партийной работе всю жизнь. «Суровой армянкой», готовой, сокрушив старый мир, пожертвовать собой, назовет ее сын, почти в конце своей жизни написав роман – семейную хронику «Упраздненный театр». Там же расскажет о «благоговении перед папой», пытаясь понять и осмыслить отцовское «бурное, лихорадочное, непрерываемое служение возвышенным пролетарским идеалам».

1.jpgБулат Окуджава с родителями

1932 год. «Хотя  бездны  еще  не  было  видно,  но  уже  пахнуло ею»

Шалва Окуджава, спасенный Серго Орджоникидзе от гнева Лаврентия Берии («сам Серго распорядился»),  был направлен парторгом на Уралвагонстрой под Нижний Тагил.

Будущая великая стройка встретила парторга ЦК «зданиями из темных бревен», кварталами серых печальных бараков».

2.jpgУралвагонстрой. Городок бараков

1934 год. «Неустойчивый запах мнимого благополучия»

Семья Шалвы Окуджавы переезжает в поселок Уралвагонстроя. А юный Булат идет учиться в 4 класс школы № 40, которая ютилась в одном из бараков на улице Крупской.

3.jpgПервые брусковые дома на Вагонке

Первые радостные впечатления от морозной тайги, новых знакомых, первый школьный роман с Лелей  Шаминой, но  «горестные признаки безжалостного времени… не обходят стороной».

Внимательный взгляд школьника замечает грязные серые ватники, голодные глаза строителей Вагонки, чуткое ухо слышит « музыку из слез, шепота и междометий».

1935 год. «Внезапно  свалилось в неприспособленные руки сладкое право решать, отвергать и даже преследовать»

Шалва Окуджава – первый секретарь горкома партии в  Нижнем  Тагиле. Семья переезжает в центр города, в дом, некогда принадлежавший подрядчику Белову.

В этом доме у Булата отдельная комната, в ней у члена литературного кружка при редакции газеты «Тагильский рабочий» рождаются первые поэтические строки и замысел романа о китайских коммунистах. Партийная карьера родителей не очень понятна и не очень занимает воображение юного поэта, но краем  сознания он отмечает пайки из распределителя, аресты родственников, а «запах крови становится привычным».

1937 год. «Неприятности  ходят  парами…»

Ш. С. Окуджава отстранен от должности первого секретаря горкома, арестован  и вскоре расстрелян. В школе сына врага народа дразнят и обзывают троцкистом.

1937 год, февраль. «Дым отчаяния клубился по дому…»

После ареста мужа Ашхен Степановна с матерью и детьми покидает Нижний Тагил, семья перебирается в Москву, где жена врага народа будет арестована и отправлена в лагерь.

1964 год. «Ау, мое прошлое! Прощай, прощай, - кричу я нынче все тише и тише  то ли стыдясь, то ли задыхаясь». 

Булат Шалвович Окуджава приезжает в Нижний Тагил, выступает во Дворце культуры Уралвагонзавода.

6.jpgБулат Окуджава. 1964, Нижний Тагил, фото И.Т. Коверды

1994 год.

Поэт посещает екатеринбургский архив, знакомится с делом отца. В Центральной городской библиотеке Нижнего Тагила на вечере в клубе «При свечах» встречается со своей одноклассницей – Ольгой Николаевной Шаминой.

7.jpg1994. Встреча в литературной гостиной Центральной библиотеки

«Может быть, вот тогда и возникла … скорбная и неостановимая мелодия утрат. И эта мелодия сопровождает его в продолжение всей жизни. Мелодия переполняла все его существо, а жизнь без нее казалась невозможной».

Булат Окуджава  называл московскую улицу Арбат своим Отечеством, а себя – гражданином с арбатского двора. Тагил не отражен в его поэтическом творчестве, но  «скорбная мелодия утрат», звучащая в прозе  поэта,- это, конечно, Нижний Тагил, где Булат Окуджава не только начал понимать и ценить жизнь, но и начал писать.

Возврат к списку