Что читает_Алексей Хлопотов

Что читает_Алексей Хлопотов

1.jpg Герой рубрики «Что читает_» – Алексей Хлопотов, председатель Нижнетагильского клуба краеведов, ведущий исторический консультант разработчика игр Lesta Games, директор издательства «Книжный дом “ХлопотовЪ”» (ООО «Танкопедия»).

Рассказать о пяти любимых книгах? Это невероятно сложно. Особенно если приходится читать не просто много, а очень много. На 90% это специальная литература – научная и техническая с множеством жанровых вариаций. Если речь идет о литературе художественной, то это книги, на которых отдыхаешь. Которые отключают мозг, но врубают воображение, унося далеко во времени и пространстве. Выбрать любимое невозможно, поэтому назову пять любимых авторов. 

 

Валентин Пикуль (1928–1990) 

Это наш Дюма. Не знаю, кто первым его так обозвал, но подмечено очень метко. Не будет преувеличением сказать, что его книги и их герои самым решительным образом повлияли на становление моей личности. Стоит отметить прекрасный язык: произведения читаются легко и увлекательно. Но в то же время вызывают бурю эмоций и чувство сопереживания. Прививают любовь к истории, патриотизм, но не казенно-показушный, а подлинный, душевный, не парадный. Это то, чего нам сейчас очень не хватает, и отчего у нашего российского общества возникли проблемы.

Впервые с творчеством Валентина Саввича я столкнулся в конце 80-х. Тогда его книги были в страшном дефиците. Помню, с отцом ходили в ДК «Юбилейный» на сборища клуба книголюбов с набитыми книгами чемоданами – «дипломатами». В клубе можно было продать-купить-поменять. Кто-то уже тогда делал бизнес, а кто-то формировал свои библиотеки и мировоззрения. Не помню на что, но нам удалось выменять «Крейсера». Он тогда только вышел в «Роман-газете». Вторая книга Пикуля, которую я приобрел в клубе, уникальна. Это роман «Нечистая сила» в сокращенном варианте под названием «У последней черты», его издали в «толстом» журнале «Наш современник» в 1979 году. Его с журнальной версии размножили на ротапринте в 13-й зоне, заботливо сшили в отдельный том, сделали коленкоровую обложку с «золотой» краской. Такой вот самиздат 80-х.

Еще у Валентина Саввича хотел бы выделить романы «Моонзунд», «Баязет», «Богатство», «Каторга», «На задворках Великой империи», «Слово и дело», «Фаворит», «Три возраста Окини-сан» и «Честь имею». Пикуля можно и нужно читать всего и без ограничений. Но следует понимать, что это художественная литература, а не документально-историческая. Учить по ним историю – не вариант. А напитаться ею, проникнуться духом – это да! Единственный автор, из книг которого я делал для памяти выписки с различными изречениями. Тот блокнот до сих пор храню и стараюсь следовать отдельным «заповедям». 

 2.jpg

Виктор Конецкий (19292002) 

Еще один автор-моряк. Если Пикуль, будучи юнгой Северного флота, много пишет о военных моряках, то Виктор Конецкий – о торговом флоте. Еще в школе друг подарил мне на день рождения его книгу под названием «Третий лишний». Внешний вид не произвел тогда никакого впечатления. Я ее забросил на дальнюю полку. Это был мне как будущему книгоиздателю урок: книгу нужно оформлять так, чтобы, только взяв в руки, уже хотелось ее прочесть. Позже попалась вторая книга Конецкого – «Ледовые брызги». Ее прочел сразу, и сразу она понравилась. Не знаю чем. Не могу сказать. Книга о жизни моряков, капитанов, но жизни реальной, которая не пахнет слащавой романтикой, но где всегда есть место здоровому юмору. Моряки – народ особый и очень талантливый по части литературы. Они мастаки травить байки, которые порой превращаются в интересные книги. «Ледовые брызги» оказались логическим продолжением «Третьего лишнего». Этот томик был найден, пыль сметена, книга с большим удовольствием прочитана. Небольшой спойлер: в основе «Третьего лишнего» история рейса в Антарктиду, а в «Ледовых брызгах» – плавание в Арктике, по Северному морскому пути.

К моменту прочтения этих книг пришлось задуматься о выборе дальнейшего пути в жизни. После прочтения Конецкого очень захотелось стать моряком, попасть в Арктику, на атомный ледокол. Желательно штурманом. Ну, может быть, инженером… Рвался в морское училище. Но тогда страна переживала очень тяжелый период распада. Бардак везде был страшенный. Я рвался из дома в моря, родители – не пущали. Еле удержали. А так, сложись все по-иному, вполне сейчас мог бы быть полярным капитаном. 

 3.jpg

Алистер Маклин (19221987). Роман «Корабль его величества “Улисс”» (1955) 

В начале 90-х страну охватил издательский бум. После цензуры и дефицита на полки магазинов хлынул книжный поток – набирал обороты рынок. Бывало, специально ездил в Свердловск в хадж по книжным магазинам. Тогда мне и попалась книга с двумя самыми сильными произведениями Маклина: «Корабль его величества “Улисс”» и «Пушки острова Наварон». Мощнейшие эмоции, не знаю, что сказать еще. Многие книги Маклина экранизированы. Но до сих пор никто не брался экранизировать «Улисс». Вероятно, для того, чтобы передать дух этого произведения, нужен особый талант. Это обыденная война в самых страшных и тяжелых ее проявлениях. «Улисс» – первая и самая лучшая книга автора. Прочие книги Маклина – детективные боевики. Очень хорошие. Увлекательные. Читаются прекрасно. Я бы сказал, что это книги про мужиков и для мужиков. Опасность, холод, страх, последние силы, темнота и неизвестность, в общем, полная жуть, но всегда вполне благополучный конец. Алистер Маклин – это Ян Флеминг, но без гламура Бонда.

У меня два его многотомных собрания сочинений, изданных в 90-е. Два собрания в силу того, что в одном есть книги, которых нет в другом и, наоборот, хотя большая часть идентична. Стоили они тогда совсем не дорого. Один многотомник взял у торговца книгами в палатке на углу Ленина–Мира. Можете сейчас представить, чтоб книгами вот так на развалах торговали? А тогда был спрос. Был покупатель. Сегодня подумаешь, что покупать: книгу или пару кило сосисок. Как и Пикуля, Маклина можно читать всего. Кроме «Улисса» и «Наварона» могу порекомендовать «Когда пробьет восемь склянок», «Остров Медвежий», «Ночи нет конца», «Страх – это ключ», «Полярная станция “Зебра”», «Дорога пыльной смерти», «Дьявольский микроб».

4.jpg

Эдмонд Гамильтон (19041977) 

А еще я обожаю фантастику… Вот где голова отдыхает! Знаете, с чего начинались «Звездные войны»? Именно с Гамильтона! Он зачинатель жанра «космооперы». Гамильтона нам, мальчишкам 70-х, открыл журнал «Техника – молодежи». С мая 1988 года каждый месяц мы ждали выхода нового журнала, чтобы прочитать продолжение приключений Джона Гордона – бывшего пилота бомбардировщика, клерка из Нью-Йорка 40-х годов XX века в теле Зарта Арна – принца Межгалактической Империи.

Про роман «Звездные короли». Есть версия, что наш Иван Ефремов написал «Туманность Андромеды» именно в качестве полемики со «Звездными королями» Гамильтона. Хотя в СССР до 1988 года его официально не публиковали по идеологическим соображениям – был только в самиздате. Продолжение «Королей» – роман «Возвращение к звездам». Гамильтон был успешный и плодовитый писатель. У него много интересных вещей. На русском они выходили в 90-е – начале 00-х. Сейчас его издатели снова игнорят, хотя тем же Гарри Гаррисоном полки книжных магазинов забиты. Лично мне Гаррисон, в отличие от Гамильтона, не зашел совсем. 

5.jpg

Александр Зорич (Яна Боцман и Дмитрий Гордевский) 

Это наш фантаст-современник. Мое поколение. Давно уже не секрет, что под псевдонимом Зорич скрывается дуэт Дмитрия Гордевского и Яны Боцман. Оба – из Харькова. Оба – выпускники Харьковского университета. Пишут в жанрах научной фантастики и фэнтези, но есть и ряд исторических романов и рассказов. Их фантастику называют уникальной. Мое знакомство с Зоричем началось в 2003 году с романа «Завтра война», который дал старт вселенной «Сфера Великорасы». За ним последовали «Без пощады» и «Время – московское!». А после – цикл романов «Пилот», совместный с Климом Жуковым. Романы Зорича я перечитываю ежегодно. Знаю фактически наизусть. В этой же вселенной есть циклы «На корабле», «Стальной лабиринт», «Звездопроходцы». Последний остался неоконченным. Я общался с автором в соцсетях и не раз задавал вопрос о продолжении «Звездопроходцев», но увы…

Кстати, Зорич был в Нижнем Тагиле в сентябре 2013 года. В наши края занесло его на писательскую конференцию в Екатеринбурге: «Чем порадовала поездка? Екатеринбургом и Нижним Тагилом – могучими красивейшинами. Это крупные, с узнаваемой статью русские города, наполненные мерцающей потаенностью бажовских сказок. Они невозмутимые. Непрошибаемые. Это – тыл. Настоящий. Я часто вспоминал знаменитый ютубовский ролик, в котором челябинский водитель во время весенней метеоритной атаки, с вызывающей невозмутимостью загораживается от нестерпимого сияния противосолнечным козырьком. Экая типа невидаль ваши импакты. Загораживается и продолжает жевать резинку. Так вот там, в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, кажется, что все такие. Порадовали танки. Лазить по танчику – это детское счастье, доступное по чьему-то недосмотру даже в уверенно зрелом возрасте (в отличие от счастья лизать леденец, который теперь кажется слишком сладким, или счастья пить лимонад, который теперь весь из химии)» – вот такие впечатления остались у него об Урале. Во многом под их влиянием появился цикл «Стальной лабиринт» – это про танки Т-14, но только в космосе!

6.jpg

01.12.2022

Возврат к списку